Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

chb

(no subject)

Продолжаю следить за "новой драмой (за текстами, а не фестивалем). Прочитал сборник пьес бывшего скинхеда из Тольятти Клавдиева. Чернуха - ролтон, самогон, ножички, кровищщща и т.п. И вдруг такие строчки - " Над рекой звенели комары. Птицы подхватывали их на лету. Одна птица, не рассчитав, срывается в воду, и другие смеются над ней." Все равно - это не Сигарев, и , тем более, не Дурненковы:(

Еще посмотрел старый фильм Янчо "Красное и белое". Кажется. лучший фильм о гражданской войне. Его можно назвать не "Красное и белое", а "Одетое и раздетое". На протяжении фильма все персонажи постоянно одеваются, переодеваются, раздевают, раздеваются. Ни одной "сексуальной" сцены - а в какой-то момент кажется, что пленка сейчас лопнет от этой, именно, сексуальности... Жуткое ощущение. Тем и прекрасное.

И последнее - писать буду только под замок. Слишком много нечисти в ЖЖ. Вступайте в ряды друзей. Места пока есть.

  • Current Music
    Young Gods - TV Sky
chb

перуджа и все...

Чао, белла Италия! 

здесь проходит

фестиваль umbria jazz

 

никогда не трогайте утром натощак

ежегодный слой меди

длинных темнокожих звуков

  • Current Music
    Marc Ribot - Saints
chb

(no subject)

Мое руководство, не зная куда девать деньги,  наняло психолога.

Ходит девочка, всех тестирует. Вчера выдала мне ответ на тесты –

«не творческий человек». Все долго смеялись. А мне было ее жаль.

Девочка хоть глупая, но искренне хотела помочь «найти себя».

 

А это окончание «Рек»:

 

Жабенка.

Если в дурацкой русской сказке царевну-лягушку заменить на царевну-

жабу –поцелуй получится еще гаже, еще отвратительней, еще слаще.

 

Именно сюда, пятилетний ребенок принес испробовать только что

изобретенные им оживляющие пули. Если выстрелить в свежий труп, всё

у трупа затягивается, нормализуется, видит-слышит-говорит. Он никакой

не зомби.

Откуда мальчик узнал это место? Отец показал ему здесь, на Набережной,

красный дом с нерусскими окнами и спросил: «Знаешь, кто построил?». Сын

не знал. «Конрад Лоренц, он был тут в плену» -- сказал отец и час рассказывал

про Лоренца, но мальчик запомнил тогда, что это кто-то вроде Дурова,

дрессировщика. Конрад учился крякать и ковылять, как гусыня, чтобы заменить

птенцам мать и основать новую науку. Узнав об этом, ребенок тоже решил

непременно и срочно нечто изобрести.

 

 Горячка.

Существа, появляющиеся в  алкогольном бреду, куда-то ползут, шевелятся,

изгибаются. Бессмысленная зеленая разведка этиловой войны.

 

Ежегодно, но разного числа, на берегу Горячки поминают неизвестно кого

хиппи. Сладковатые, грязноватые и удушающе задушевные. Веками собака

лает, создавая настроение. Пуская прыгать по воде крошку шифера, будто

выплачивая утопленнику жертву – «Бог это всё, чего мы себе не позволили»

-- сказал другой хиппи одному.   

 

  

Малая Гнилуша.

Остановившаяся река разлагается как четверка битлз. На джона, пола,

джорджа и ринго. Московский мокрый ливерпуль.

 

В преследуемой прессе её же нарекли «стоком главных директоров», якобы

избавлявшихся так от своего отвергнутого. Пример: у главного директора в

кабинете сейф, конечно же, незаметный, дверь замаскирована под рыцарский

щит. Когда хочется, главный подходит, наклоняется губами к гербу на щите,

произносит слово на никому не ведомом языке и щит послушно бесшумно

съезжает на сторону. Открывается вместительная удобная пустота. Директор

расстегивает брюки и журчит туда или садится обнаженным задом. Это

персональный сортир. Главный не выносит, чтобы другие догадывались, когда

и где он расстается с ненужностями организма.

Как удалось разведать журналистам, владельцы таких сейфов объединены в

тайный орден, а сейфы объединены в альтернативную канализацию, где надо

выходящую наружу. 

Тут надеются встретить известного заграничного смутьяна, скандал с которым

сравнивали с газетным разоблачением манекенщицы Кейт Мосс. Однажды утром

лондонские газеты, из тех, что бесплатно лежат даже в самых пролетарских кафе,

напечатали на первых своих полосах фото Кейт, вдыхающей кокаин. Иудино фото

сделал неизвестный с мобильного телефона. Несколько ведущих одежных фирм

расторгли с ней договоры. Она больше не их лицо. Их не устраивает нос Кейт.

Со смутьяном-антиглобалистом, жившим с манекенщицей в одном городе,

случилось аналогичное. Однажды он сел в Макдоналдсе и съел там биг-мак.

Забывшись? Сам

утверждал потом, что всё это фотомонтаж его противников из транснациональных

корпораций. Кейт по поводу кокаина лепетала нечто похожее.  Не успел биг-мак

выйти из организма естественным путем, как в сети уже возник сайт со

скандальными фото оргии: сказавший столько антикорпоративных речей рот

откусывает запрещенное. Ссылки поскакали как блохи. Газеты, из тех, что есть в

любом богемном пабе, неделю перепечатывали фото со смачными заглавиями

«Чем питается революция?», «Сколько стоит биг-мак?», «Фарисей!», «Не

подавился!», «Приятного аппетита!». Радикальный гуру совершил Мак-грех далеко

не в столице, но некто немедленно это снял и выложил. Теперь «гурман» больше не

вел колонку в

газете «Краснее красного», его больше не приглашали на сопротивленческие

фестивали и форумы, тиражи его книг упали, читатели больше не верили в такого

героя, а самые принципиальные издательства и вовсе отказались иметь с бывшим

лидером дело. Кончилось тем, что антиглобалисту позвонили из Мак-офиса с

предложением сняться в их новом  рекламном ролике. Что-нибудь, наподобие:

«Хочешь изменить мир? Делай это с нами! У тебя хватит энергии!». Похоже, сеть

закусочных – последнее место, где его всё ещё считали популярным радикалом. В

этот момент он решил эмигрировать в Россию, на родину Троцкого. Все страны

поближе к Лондону были в курсе его проблем. Разжалованный бунтарь, шепча

«Интернационал», получал багаж в Шереметьево. Добравшемуся и сюда журналисту

он назначил встречу у Малой Гнилуши, на которую не пришел.

  • Current Music
    Michael Nyman - The Kiss...